forex trading logo

Похожие новости

Главная История Амплуа Фернандо Рея
Амплуа Фернандо Рея
21.06.2015 21:02

a-s-120Рей снимается давно и много, конечно, не все его роли равноценны. Иногда ему не удается оживить, обогатить слабую драматургию и он не играет, а «представительствует» на экране — как во «Французском связном» или «Сиятельных трупах» Ф. Рози.

Но гораздо чаще актер выходит победителем в борьбе и с посредственным материалом, и с собственным пресловутым амплуа «влюбленного старика». В «Неуверенности» Р. Хиля, в «Великой буржуазии» М. Болоньини Рею удалось создать образы, доказывающие не слабеющую силу его дарования.
«Тристану» иногда называют фильмом Катрин Денёв. Действительно, ее работа здесь выше всяких похвал — как, впрочем, и работа Рея.

Справедливее, да и точнее, говорить о фильме Денёв — Рея: не только потому, что партнеры выказали равное мастерство, но потому, что достигли на экране редкостно гармоничного художественного сосуществования. Рей обладает свойством, которого лишены многие прославленные звезды: умением работать в ансамбле.

Ирония, в «Тристане» едва ощутимая, в «Скромном обаянии буржуазии» (1972) стала для Рея главной краской. В этом забавном, непринужденном, веселом, остроумном, легком (таком не бунюэлевском!), в этом злом, бескомпромиссном, «подкладывающем бомбы», сверхправдивом (таком бунюэлевском!) фильме Рей оказался послом никогда не существовавшего латиноамериканского государства Миранды. Импозантный, гораздо более импозантный, чем провинциал 20-х годов Дон Лопе, с безукоризненными манерами джентльмена, с седеющей, аккуратно подстриженной бородкой, слегка располневший любитель прекрасного пола и гастрономических утех, он в свободное от дипломатических обязанностей время подрабатывает контрабандой наркотиками. Сеньор Рафаэль хранит в сейфе мешок с «дипломатической почтой», плотно набитый героином, а в ящике стола пистолет на случай покушений со стороны молодых граждан Миранды, почему-то недовольных полицейскими порядками в стране.

На этот раз Рею удалось создать образ остросовременный не только своим общим смыслом, но каждым отдельным штрихом. Сеньор Рафаэль, который играет с проникшей в его дом хорошенькой террористочкой, как сытый кот с мышью, поглаживает ее по коленке, ведет интеллектуальные разговоры («если Мао так говорит, значит, он не понимает Фрейда»), а потом хладнокровно передает в лапы охранников, вызывает совершенно конкретные аналогии. Перед нами весьма распространенный сегодня тип циничного буржуазного политика.