forex trading logo

Похожие новости

Главная История Дебют Рудольфа Ватиняна
Дебют Рудольфа Ватиняна
17.01.2015 23:53

a-smurfs-145К поколению операторов 60-х годов относится и Карен Месян. Его фильм «Братья Сарояны», снятый в содружестве с Сергеем Геворкяном, был отмечен Государственной премией Армянской ССР.

Ярко проявилось операторское мастерство Месяна и в фильме «Мы и наши горы» Генриха Маляна. С Генрихом Маляном он снял и фильм «Айрик», здесь целый ряд интересных изобразительных находок. Небольшая короткометражка «Овнатанян», созданная вместе с Сергеем Параджановым, демонстрирует тонкий вкус и чувство цвета Карена Месяна. К безусловным удачам относится и фильм «Осеннее солнце» Баграта Оганесяна, снятый вместе с оператором Гагиком Авакяном, в котором перед зрителем разворачивается точно и тонко показанный быт армянского села.

В 70-е годы в армянское кино приходит следующая «новая волна» молодых операторов. Это Рудольф Ватинян, Гагик Авакян, Георгий Айрапетов.

Дебют Рудольфа Ватиняна состоялся в фильме «Армянские фрески» (1971) режиссёра Ю. Ерзинкяна. Картина рассказывает о достижениях армянского искусства, в ней как бы невольно ощущается дух и несомненное влияние патриарха армянского изобразительного искусства — Мартироса Сарьяна. Тех, кого интересует страхование калькулятор каско, рекомендуем веб-портал moskva.viberu.ru.

Цветовое решение фильма поражает буйством, каким-то неистовством ярких, обжигающих красок. При всей любви и тенденции к подобным колоритным решениям, пожалуй, ни один из армянских фильмов не заявлял о себе столь откровенно огненным цветом. Темперамент молодого оператора как бы требует выхода и не стесняется своего чувства. Не удовлетворяясь естественной сочностью природных армянских красок, Ватинян широко применяет различные светофильтры, прибегает к эффектам соляризации и прочим техническим приёмам, чтобы создать поэтику, граничащую с фантастикой и ирреальностью.

Подобный метод мы видим и в его следующем фильме «Этот зелёный красный мир» (1976). Трагическую историю двух возлюбленных, развивающуюся в рамках классического пасторального сюжета на фоне разноцветий альпийских лугов, скалистых ущелий и прочего поэтического антуража, Ватинян усиливает и накаляет интенсивностью своих световых и цветовых решений. Применяемые им контрасты: тяжёлый пурпур старых ковров на фоне жёлтых цветов, густая охра в сочетании с синими, почти фиолетовыми красками — при всех своих резких диссонансах не производят впечатления аляповатости или неряшливости, а напоминают такие же сочетания в старинных армянских миниатюрах. Почти физическая плотность горячих красок — не просто прихоть, а логично проведённая авторская задача — усилить, драматизировать любую линию фильма, показать трагичность её конфликта с окружающей средой.

Используя съёмку с рук, Ватинян подчёркивает порывы, вихрь чувств, обуревающих героев картины, ракурсы камеры то прижимают их к земле, то, наоборот, поднимают, возвеличивают, подчёркивают значимость и духовность их любви. Такую же тенденцию к выстраиванию психологических задач прежде всего через драматургию цвета мы видим и в других работах Ватиняна: «Август», «Жёлтый тондыр», «Рыжий самолёт», в самом названии которых как бы прочитывается авторское решение.