forex trading logo

Похожие новости

Главная История Демонстрация силы
Демонстрация силы
24.04.2016 13:34

awr-949Представляя на экране американскую национальную гордость, вы испытывали удовольствие? Конечно. Нам ведь в Германии этого не разрешалось.

Нам вообще нельзя было демонстрировать патриотизм. Я уверен, в глубине души каждый человек испытывает эти чувства: я люблю свою семью, я люблю свою страну, я люблю свой язык, и я горжусь своим происхождением. Каждый нуждается в этом в той или иной степени. Когда я первый раз попал в Америке на стадион и увидел, как все встали, чтобы спеть национальный гимн, я был очень взволнован.

Это несправедливо, что другим десятилетиями отказывают в этом праве. Я всегда считал, что, подавляя патриотические чувства, мы не добьёмся ничего хорошего. И все эти неонацистские движения - лишь следствие.

В 1968 году, учась в Берлинской киноакадемии, вы наверняка видели антиамериканские демонстрации. Не одну и не две. Звучит так, как будто вы маршировали в первых рядах.

Мои родители воспитали меня ярым сторонником ХДС. Затем я приехал в Берлин и, будучи абсолютно неподготовленным, влился в гущу бурных событий того времени. Они захватили меня, моё мировоззрение полностью обновилось, я закалился, стал сильнее. Это было прекрасно. Срочно требовался образ врага, и он был найден. Прекрасно подошли Аксель Шпрингер и американцы со своей вьетнамской войной. Затем потребовались хорошие друзья - Хо Ши Мин, Мао и так далее. Поразительно, как быстро мы создаём себе новых кумиров и новых врагов. Но эта фаза прошла, и в конце концов я стал пылким поклонником Америки.

В академии вас обзывали «сдобником». Что бы это могло значить?

Я был главным «сдобником». Так называли тех, кто оставался в академии, в противовес увольняемым за политические выступления. Иными словами, это выражение означало, что человек предпочитает «сладкую жизнь» демонстрациям и баррикадам.

Уж если я и участвовал в демонстрациях, то отнюдь не в первых рядах.

Не кажется ли вам, что героизируя президента, вы прославляете мирового жандарма, против которого в своё время протестовали на улицах?
Нет. Вообще говоря, он не мировой жандарм, скорее апостол морали. Уже в самом начале фильма он формулирует свою политическую доктрину: мы тотчас же вмешаемся там, где появится несправедливость.

Возразить нечего. Это демонстрация силы не в смысле удержания мира в узде, а в смысле защиты законности, правосудия и морали. Похоже на сказку? Да. К несчастью, да. Маршалл - это президент, существующий пока только в кино. Но дело в другом. Вы используете термин «мировой жандарм». Но взгляните на персонаж Гэри Олдмена. У него есть очень убедительные аргументы против Харрисона Форда и той политики, которую западный мир проводит в отношении России. Он называет Харрисона Форда злодеем. Это уже нечто новое. Это не старый добрый Джеймс Бонд, для которого всё красное было порождением дьявола. Здесь всё сложнее. Речь идет о капитализме, во главе с Америкой, который вторгается в восточное полушарие и повергает Россию в хаос. «Матушка-Россия гибнет», - сокрушается Гэри Олдмен.