forex trading logo

Похожие новости

Главная История Экранизация «Вешних вод»
Экранизация «Вешних вод»
22.06.2015 16:50

a-s-136В иронических комедиях она «от противного» утверждает свое ощущение того, чем должна и чем может быть настоящая женщина — в жизни и на экране.

Ее идеальный женский образ принципиально антиаскетичен, чужд приверженности моральным догмам и неподвластен жестко однозначным оценкам.

Приходится вести речь об «идеальном образе»: в реальности у Фиаловой еще не было ролей, где она могла бы защищать свой идеал открыто и прямо, не вступая при этом в конфликт с режиссурой. Актриса находится в постоянной борьбе, в постоянном преодолении своего звездного «мифа», пытаясь взорвать его изнутри, раздвинуть тесные рамки амплуа и донести до зрителя все богатство и противоречивость глубокого женского чувства.

Даже в экранизации «Вешних вод» (1968) ей досталась роль, не выходящая за пределы устоявшегося амплуа. Режиссер В. Кршка несколько упрощенно интерпретировал повесть И. С. Тургенева как противостояние сухого рационалиста Санина и юной, естественной Джеммы. Их любовь не может состояться, ибо Санин изначально чужд простоты. Его ранняя разочарованность находит себе родство в светской холодно- сти и обаятельном цинизме аристократки Полозовой. Полозову он и предпочитает Джемме.

Так придумал режиссер. И, верный своему замыслу, назначил на роль Марии Николаевны Полозовой Квету Фиалову. А та, верная себе, перетолковала и роль, и идею фильма в целом.

В исполнении Фиаловой Полозова полна какой-то поистине колдовской силы. Футляр светской благопристойности ей в тягость, и она ищет самоосуществления в любви. Ее притязания на Санина не циническая игра пресыщенной барыни (как следовало бы по замыслу режиссера) и не торжество ястреба, «который когтит пойманную птицу» (как у Тургенева), а пылкая лирическая агрессия, прорыв неподдельного и страстного чувства.

И если этот прорыв несет в себе разрушение и зло, то прежде всего для нее самой. Полозова — Фиалова сжигает себя в неутоленном и обреченном чувстве к действительно холодному и равнодушному герою. Фиалова отчетливо видит драму своей героини и пытается воплотить эту драму в экранном действии.

Отличие Полозовой от хрупкой и ангелоподобной Джеммы заключается, по Фиаловой, не в светском лоске, а в живом, земном, плотском характере любви. Когда Полозова в пурпурной амазонке несется верхом навстречу грозе, в ней и самой очевидна частица «божией грозы», причастность языческой стихии природы...

Игра Фиаловой в «Вешних водах» наводит на мысль о других классических ролях, ею не сыгранных. Может быть, о Достоевском.