forex trading logo

Похожие новости

Главная История Фильм Лимонадный Джо
Фильм Лимонадный Джо
22.06.2015 16:48

a-s-134Именно так, с гротескной стремительностью происходит в финале картины окончательное перерождение порочной салунной дивы в небесно-добродетельную дочь и сестру, в члена добропорядочного семейства.

Тут даже самому наивному зрителю должно стать ясно, что весь предшествующий этому моменту разлив бешеных, «африканских» страстей был для Торнадо Лу проявлением чисто профессиональным. «Она соблазняет по профессии, как водопроводчик, который по профессии чинит трубы» — так в одном из интервью прокомментировала свою роль сама актриса.

То, что в образе хрестоматийной «вамп» традиционно рассматривается как свойство личности, как черты определенного человеческого типа, Фиалова и Липский представили в «Лимонадном Джо» как своего рода профессиональный инструментарий. Здесь и кроется комическое зерно роли, в которой Фиалова самоотверженно снижает, дискредитирует инфернальную загадочность своих героинь.

Начатое в «Лимонадном Джо» актриса талантливо продолжает и развивает в целом ряде фильмов - пародий. В «Призраке замка Моррисвиль» Б. Земана (1967) ее Кларенс — несчастная жертва леденящей душу интриги, развертывающейся в залах, подвалах и потайных ходах английского родового замка. «Как она хороша! Как она хороша!» — шепчут гости, собравшиеся в замок на ее свадьбу, и ничего более определенного об этой леди нельзя ни сказать, ни прошептать, ни даже помыслить. Кларенс — воплощенная неопределенность. Поневоле двумужница, поневоле участница таинственных событий, она начисто лишена инициативы и может быть лишь орудием в руках преступника или сыщика. Своего в ней — только способность изящно терять сознание, падая на ковер или в кресло с соблюдением гармонической плавности и округлости движений.

Леди Моррис похожа на красивую марионетку. Так в фильме и задумано. Все в нем происходящее — это события романа «черной серии», оживающие в воображении некоего музыканта. Музыкант настолько увлечен литературой такого рода, что не может оторваться от чтения даже во время концерта, где ему принадлежит ответственная партия ударных. Режиссер выстраивает иронический контрапункт вымысла и реальности, чтоб отстранить, максимально выявить напыщенную ходульность криминального чтива. Фиалова выступает с ним заодно.

Но предложенные постановщиком правила игры позволяют ей сообщить зрителю нечто, не укладывающееся в рамки «антикриминального» жанра. Актриса продолжает свой спор с живучим кинематографическим стереотипом. В роли Кларенс она изображает красивую оболочку, лишенную содержания и смысла. Полную до гулкости пустоту.