forex trading logo

Похожие новости

Главная История Фильм «Мы и наши горы»
Фильм «Мы и наши горы»
13.01.2015 19:03

a-smurfs-113Но смысл повести Гр. Матевосяна и фильма Г. Маляна может быть постигнут, только если допустить, что для пастухов, героев фильма, нерасторжимы их связи с «корнями», с землёй, с природой, что они психологически несовместимы с какой-либо расчленённостью.

Они, эти герои, не то что по-крестьянски хитрят, не желая признать, что съели чужих овец, — они просто не могут понять, поверить, что эти овцы чужие. Фильм как раз доказывает, что этим героям присуща и обострённая гражданская ответственность: за малейшую сделку с совестью они способны казнить себя. Но представить их, «эти горы, этих овец», существующими отдельно невозможно, немыслимо. Противопоставить «мы» «горам» нелепо. «Мы и наши горы» - это не просто поэтический заголовок, а философия киноленты.

«Мы» прорвались и в одноимённом документальном фильме Артура Пелешяна как образ единства, слитности, как возвышенный символ нации. В вихре кинематографического движения монтажно сложены в единый, цельный образ приметы, детали, акценты национальной жизни, которые получают одухотворённое выражение в трагическом жесте рук, заполняющих всё пространство кадра. Тех, кого интересует электрогитара купить Киев, рекомендуем веб-ресурс muzline.com.ua.

В финале фильма «Цвет граната» (реж. С. Параджанов) каменщик требует от поэта: «Умри». И герой подчиняется властному зову Времени, доверив Вечности свой Голос, свою Музу. В этом фильме предпринята попытка, уникальная в своём роде, постигнуть прошлое как своего рода феномен прекрасного.

Разные фильмы, не похожие тематически и по жанру, но концепция «корней» незримо присутствует в них.

Не мог пренебречь ею и А. Манарян, экранизировавший повесть М. Армена «Родник Эгнар» (1970). В историю роковой любви и измены вдруг вторглась элегическая интонация грусти по поводу уходящей красоты мира мастеровых — этих удивительных хранителей народной мудрости и умения.

Сатирическая комедия «Автомобиль Авдо» (реж. Д. Кесаянц) по замыслу была направлена как против пережитков прошлого, так и любых извращений на пути прогресса. Но в результате воплощения необходимое равновесие нарушилось — прошлое оказалось более приемлемым и оправданным, чем неуёмное в своей одержимости, безрассудности и не очень бережливое «настоящее». Смещение весьма характерное!

«Корни» стали преследовать армянских кинематографистов — связь с ними становилась критерием, этической нормой, незыблемой для героев и для авторов. Даже в эксцентрической комедии, не претендующей на какие-либо серьёзные обобщения сегодняшней жизни, в «Мужчинах» (реж. Э. Кеосаян) тема «корней» нашла себе место. Фигура зубного врача — современного мещанина в колоритном исполнении А. Джигарханяна — из безобидной превращается в некий зловещий смысл в той сцене, когда он становится жертвой мистификации.