forex trading logo

Похожие новости

Главная История Фильм «Одинокая орешина»
Фильм «Одинокая орешина»
13.01.2015 19:52

a-smurfs-118Впервые армянский кинематограф касается одной из острейших проблем в республике — судьбы покинутых сёл. В центре романа и фильма — учитель Камсарян, который любой ценой, всеми правдами и неправдами пытается вернуть людей в умирающую деревню.

Возвышенная натура, рыцарь чести — вот кто такой Камсарян в исполнении самого Ф. Довлатяна. И снова армянский фильм черпает своё образное содержание в связях человека с прошлым народа, с родной почвой, с «корнями». Но авторы фильма решительно отстраняют возможность утешительного примирения. 

Нет возврата к «корням» для тех, кто предал, однажды изменил им. Камсарян вместе с односельчанами воздвигает каменную стену на пути похоронной процессии — совершенно немыслимый прежде кадр, сродни идентичному решению из фильма «Покаяние»: человек, предавший законы нравственности, не может, не должен быть предан родной земле. «Корни» не прощают — совершенно новый мотив. Но в последнем фильме Ф. Довлатян дотошно, последовательно верен неумолимой логике жизни, не позволяет «мифам» заслонить собой «хронику» — каменную стену на пути процессии всё-таки разбирают, и какой бы ни был новый секретарь райкома, какие бы новые решения ни принимал относительно будущности деревни, люди продолжают уходить из неё.

Тех, кого интересует сколько можно заработать на Форексе, рекомендуем ссылку st-forex.com/ru/answers_questions.php на веб-ресурс компании MaxiMarkets.

Так и напрашивается естественный вывод — не вернёшь деревню к жизни, — но ведь фильм не просто о судьбе одной деревни, а о проблеме, от которой никак не отмахнуться. И тут совершенно неожиданно возникает альтернатива там, где мы менее всего ждём — в лице плотного приземистого крестьянина Размика (арт. А. Джигарханян). Размик действительно пребывал где-то на периферии сюжета, и меньше всего можно было ожидать, что заключительный аккорд произведения будет принадлежать именно этому персонажу. Духовности Камсаряна кажется противостоит плотоядная сущность Размика. Но их столкновение всё-таки не происходит, а если б даже произошло, думается, оно вовсе не свидетельствовало бы о невозможности примирить эти два начала. Мне кажется, что фильм о возможности слить Камсаряна с Размиком.

Размик любит землю, чувствует её, на дедовский манер он измеряет температуру почвы (поразительный кадр!). По психологии это мелкий собственник, а по реальному смыслу существования — земледелец, труженик, истинный хозяин земли. Он старается для себя, а объективно приносит благо людям, обществу. Армен Джигарханян, кажется, впервые сыграл в кино роль антиинтеллектуальную по характеру, и сыграл, пожалуй, одну из лучших своих ролей. Образ Размика намечает выход на новые рубежи, при этом подтверждая, что концепция «корни наша сила» вовсе не исчерпана в армянском кино.

Перо критика вынуждено сделать здесь остановку, чтобы зафиксировать черту, у которой оказались армянские кинематографисты. За этой чертой — угадываемые и в то же время непредсказуемые девяностые годы.