forex trading logo

Похожие новости

Главная История Главные роли Симоны Синьоре
Главные роли Симоны Синьоре
16.05.2015 14:43

a-smurfs-760Интеллектуальная утонченность горького и сильного чувства Элис не делает его ни умозрительным, ни бесплотным.

Симона Синьоре очень земная актриса; в богатейшей палитре жизненных красок, которой она владеет, плотское, чувственное начало занимает не последнее место. Страсть, пусть даже не внезапная и не роковая, это все-таки страсть, и артистка вовсе не пытается подменить ее нейтральным лиризмом. Напротив, именно терпкая, зрелая сила чувства, которую мы ощущаем в исполнении Синьоре, придает такую подлинность переживаниям героини.

Спустя два года в фильме Леттерье «Удары судьбы» Симона Синьоре попробовала продолжить тему Элис Эйзгилл — трагическую тему человека, живущего в опустошенном, безидеальном мире.

Сниматься было очень трудно. (« Никогда ни один фильм не стоил мне стольких усилий, столько «меня самой», — признавалась актриса.) Это не удивительно. Зерно современного характера, которое Симона Синьоре усмотрела в роли Роберты, было погребено под наслоениями ложно многозначительных диалогов и мелодраматических ситуаций. Тоска неизбежного «одиночества вдвоем», опустошение, которое герои — муж и жена тщетно пытаются скрыть друг от друга, пытка воспоминаниями об ушедшем счастье — вот, собственно, и все, что составляет проблематику картины.
Симона Синьоре сумела опрокинуть схему, обратившись к реальной жизни. Ей удалось вырваться из узкого круга семейных мотивов и создать образ не только психологически многогранный, но и социально значительный. Ее Роберта — человек того же склада, что Элис. Но (если уж исходить из их сходства) это Элис, пережившая свою смерть, давно приучившая себя к самым горьким разочарованиям и больше не способная на решительный шаг.

Внезапное крушение любви, которое стало для Элис крушением самой жизни, здесь уже невозможно. За долгие десять лет Роберта притерпелась к слабостям мужа, привыкла прощать обычные («как у всех») измены, мелкие подлости, деспотический эгоизм. При этом она слишком умна, чтобы надеяться на счастливые перемены и не понимать, что любовь, когда-то обладавшая взрывчатой силой, понемногу, день за днем, изживала себя, идеалы растлились, и жизнь, на поверку, оказалась прожитой зря. Теперь иллюзия семьи необходима ей как наркотик. Роберта опьяняется ею, отлично зная, что это иллюзия. Но она уже не хочет ничего изменять. Способность к действенному протесту утрачена, остается играть в прятки с самой собой.

С жестокостью, на которую может решиться только большой, до конца верный правде художник, Симона Синьоре показала, как общий процесс распада захватывает и разрушает мир человеческих чувств. Дисгармония существует уже не только вовне, но и внутри человека. Она проникает все глубже, постепенно подтачивая, разъедая самый фундамент душевной жизни.

Драма потерянных идеалов, нереализованных возможностей оказывается тем более страшной, что жертвой ее становится характер, некогда цельный, натура сильная и счастливо одаренная.

Симона Синьоре—актриса большой темы, сильного трагического темперамента. Она всегда узнаваема и, так же как Габен, всегда неповторима. В движении не только характеры ее героинь. Движется, развивается во времени личность самой артистки. «Чем старше я становлюсь, чем больше я переживаю горя, любви, счастья, тем мне легче играть, — говорит она. — Все это питает мое искусство. И все, что я получила от людей, я должна вернуть им...».