forex trading logo

Похожие новости

Главная История Гораздо ближе к детективу
Гораздо ближе к детективу
17.03.2015 16:21

a-smurfs-355Совсем другое дело, если авторы пытаются нам показать то ли разрушение личности, постепенное погружение в болото преступности, то ли высвобождение из трясины, — и то и другое достойный предмет для художественного анализа.

Но при всем стремлении расширять пределы исследуемого жанра я не решусь включить в него шукшинскую «Калину красную», и она может служить примером того, каких вершин можно достичь на схожих тематических хребтах.

В нем есть открыто детективные сцены, например, тщательно разработанное рецидивистами (и кинематографистами) ограбление ювелирного магазина или резвая автопогоня по городским улицам. Кстати, посмотрев этот мастерски снятый прогон — «Москвич» несется по встречной полосе, сметая прохожих, давя детские коляски, заставляя транспорт шарахаться но сторонам, — начинаешь раздумывать: а так ли уж необходимо гоняться за преступниками по оживленным магистралям среди бела дня и не слишком ли дорогой ценой покупается их немедленное задержание? Но это к слову.

«Быть лишним» к погоням не сводится. Перед нами драма незаурядной, немелочной личности, вставшей на антиобщественный путь. Перед нами драматургически разработанное (можно сказать, в традициях Достоевского, а уж тем более Шукшина) наказание за преступление, наказание всестороннее — и внешнее, со стороны закона, и внутреннее — по законам совести. Волдис Виттерс казнит себя, когда понимает, что больше не сможет жить, потому что собственными руками разрушил свою судьбу.

В картине нет ни прямолинейности, ни дешевого стремления возбудить жалость к своему подзащитному, тем не менее мучительно видеть, как Волдис, этот крупный, уже не молодой мужчина с золотыми руками, но несколько неповоротливыми мыслями усердно доламывает и без того уже наполовину разрушенное здание своей жизни. А ведь он уже многое осознал, может быть, несколько позже, чем стоило бы, но осознал; он повстречался с хорошими людьми и, несмотря на застарелое недоверие уголовника, сумел понять искренность этих людей и в какой-то степени даже откликнуться на их порывы; он полюбил женщину, и она полюбила его, зная о его прошлом. Но понять, что Ирине не нужна безоблачная жизнь, которую он собирается создавать ей посредством награбленных денег, он уже не смог. Сложность, даже противоречивость действий Волдиса, его душевные метания и придают необходимую плотность, осязаемость образу.