forex trading logo

Похожие новости

Главная История Интересы коммерции
Интересы коммерции
22.03.2015 17:59

a-smurfs-491Как правило, фотографы ничего не имели против копирования своих творений младшими коллегами. Знаменитые портретисты, такие как Джордж Харрелл и даже известный фотограф Vogue Хорст, десятилетиями пребывали не у дел, а проявление интереса к их работам влекло за собой признание, новые публикации и выставки.

Значительную роль в этом смысле сыграл Джон Кобал, который спас от забвения многих голливудских фотографов, включив их работы в свою коллекцию, послужившую основой для нескольких книг.

После смерти Харрелла и Хорста (в 1992 и 1999 годах соответственно) некрологи были полны льстивых похвал, на которые фотографы не могли бы рассчитывать двумя десятилетиями ранее. Работы Хельмута Ньютона также вдохновляли робких стилизаторов: Майкл Робертс, Инез Ван и другие копировали характерные для работ фотографа образы обнаженных моделей так, что иногда подражания трудно было отличить от оригинала. Впрочем, это внимание не особенно повлияло на репутацию Ньютона: в отличие от многих других, он продолжал работать в полную силу и даже открыл новую звезду на небосклоне модельного бизнеса, тевтонку Надю Ауерманн, чей загадочный образ прекрасно соответствовал классическому канону искусственной сексапильности.

Интересы коммерции требовали, чтобы потребители регулярно обновляли свой гардероб, так что периодические изменения в мире моды были неизбежны. Осенью 1994 года хитом нового сезона стал гламур. «Чистый гламур, глянец, яркие цвета снова в моде», — объявлялось в октябрьском номере британского издания Vogue. «Новый гламур, — утверждал корреспондент другого журнала, — не вписывается в рамки голливудского стереотипа 50-х, требовавшего, чтобы одежда сверкала с головы до пят. Он сдал свои позиции еще в 80-е, в эпоху “Династии”, с ее золочеными пуговицами и яркими украшениями». Современный стиль, как говорилось в журнале, «прост, сексуален и самодостаточен». Этот «новый гламур» черпал вдохновение из самых разных источников, включая лощеную элегантность 1930-х годов и сексуальный стиль 1970-х.

Он требовал щегольства, изысканности и гармонии. Трендом сезона стали четкие силуэты, классические вечерние туалеты, высокие каблуки и яркая помада. Удивительно, что в трактовке корреспондентов женских журналов гламур отождествлялся с совершенством и элегантностью традиционных официальных туалетов. «На протяжении столетия история гламура представляла собой историю идеального женского образа, — писал журнал She. — Гламур — это чистая фантазия, маска, которую может примерить каждый при наличии правильно подобранной одежды и макияжа, искусно выполненной прически и красной помады». В моду вошли изощренность и сексапильность, а на вершине популярности оказались Версаче, Валентино, Диор, Шанель, Александр Маккуин и Хельмут Ланг. Еще одним игроком, которому новая тенденция принесла удачу, была итальянская компания Gucci, которая, под умелым руководством Тома Форда, модифицировала свою традиционную коллекцию, придав ей сексуальность и создав коммерчески успешный, но по сути скучный и примитивный вариант корпоративного гламура, напоминающего стиль Ива Сен-Лорана 1970-х годов.