forex trading logo

Похожие новости

Главная История Кинокартина Кветы Фиаловой
Кинокартина Кветы Фиаловой
22.06.2015 16:46

a-s-135Вы хотите, чтоб она играла женщин, которые ставят свою красоту и обаяние на службу каким-то иным целям? Извольте, она их играет.

Но про себя-то она знает, и знает наверняка, что женственность — это самозаконная и гордая сила, в самой себе находящая оправдание. Точно так же и страсть не нуждается в подтверждении властью.

Далеко не в каждой картине Фиаловой удавалось отстоять свою творческую тему. Но вот что удивительно: почти одновременно с «вамп» она начала играть в иронических комеди- ях, где упорно сводила счеты с этим киноамплуа. Нужно ли другое доказательство того, что перед нами актриса мужественная и честная? Не так уж просто развенчивать, осмеивать свои собственные актерские штампы. Но работа в АБЦ воспитала в Фиаловой блестящее умение находить и воссоздавать смешное, делая это без всякого нажима и натуги — раскованно и легко.

Комедию И. Брдечки «Лимонадный Джо» она играла еще на сцене АБЦ. Однако в экранизации комедии, поставленной О. Липским (1963), Фиалова смело пародирует не только «вамп» классического американского вестерна, но и собственный кинематографический образ, тогда еще только возникавший, но ставший постепенно трюизмом, общим местом чехословацкого детектива.

Героиня Фиаловой в фильме «Лимонадный Джо» зовется Торнадо Лу. Торнадо! Фиалова и играет женщину-бурю, выплескивая на широкий экран целый ураган разноименных чувств — от самозабвенной любви до всесокрушающей ненависти. Она, кажется, и в самом деле, не по произволу сценария, а по свойству темперамента может исторгать пением слезы у неотесанных и грубых ковбоев. Но, между прочим, способна и на такой яростный канкан, что тем же ковбоям остается только рты раскрыть от изумления.

Фиалова создает не карикатуру, но гротеск. Всякое чувство, обычное для «вамп», она доводит до логического конца, до безумия, до абсурда. Всякая из черт «вампирического» характера приобретает в ее исполнении циклопические, фантасмагорические масштабы. «Кошачья грация» становится поистине кошачьей, до натуральной похожести — с выпусканием коготков и стелющейся походкой. «Соблазн» вырастает в прямую и откровенную похотливость. А «мстительность» заполняет все существо героини.

Героиня Фиаловой в этом фильме меняет один за другим множество туалетов, прыгает в бассейн с десятиметровой вышки и работает на несколько разведок сразу. Ее, как и всех других лазутчиков, ждет жестокое поражение. Однако усилиями актрисы поражение терпит и та фигура обольстительной негодяйки, без которой кино все еще не желает обходиться. Фиалова безжалостно низводит ее до очевидной банальности, до бледной и никчемной тени.