forex trading logo

Похожие новости

Главная Личности Мария Шелл
Мария Шелл
16.05.2015 16:02

a-smurfs-767Актриса ФРГ Мария Шелл снималась не только в ФРГ, но и на студиях Франции, Австрии, Италии. Зрители не сомневались, что на экране — немка среди немцев, француженка — среди французов и т. д.

Вернее, не задумывались над этим, а просто верили, что Жервеза — парижская прачка и именно та, которую написал Золя, а Ева («Пока ты со мной») — немецкая работница. Зрители разных стран видят в Марии Шелл свою соотечественницу, хотя актриса не заботится о внешнем перевоплощении и не наделяет своих героинь характерными приметами национальности.

Ее занимает не то, что отличает французскую прачку Жервезу, жившую в XIX веке, от немецкой работницы Паулины из после военной Германии или англичанку Эдит Фриз, жену несчастного фотографа, изобретающего киноаппарат, от немки Евы. Не различие, а общность судеб, характеров, чувств, психики женщин разных наций волнует актрису. Ее героиня — трудовая женщина, обороняющая от холодного, жадного, равнодушного мира свое женское право на материнство, любовь, хлеб для семьи. А это одинаково в любой капиталистической стране, и женские судьбы везде похожи. Вот откуда происходит органичность героинь Марии Шелл, вот откуда их достоверность, конкретность и убедительность. Ни особые добродетели, ни исключительные таланты не присущи этим простодушным женщинам, каких много во всем мире. Они не знают, что такое праздность, не слишком интеллектуальны, вовсе не кокетливы и при этом обладают высшей степенью женственности, вмещающей свойства противоречивые, удивительно верно увиденные и раскрытые Марией Шелл. Бесстрашие перед опасностью, грозящей жизни, — и полная растерянность перед чепуховым препятствием.

Умение молча перенести не человеческую боль — и безудержная ярость от пошлой колкости, сказанной соперницей. Восхитительный талант детски радоваться пустяковым развлечениям и хорошеть от этого на глазах — свойство всех героинь Марии Шелл. Именно в эти минуты особенно досадно становится за то, как мало радостей в жизни таких женщин и как, в сущности, немного им нужно, чтобы сразу стряхнуть груз горя и труда, расцвести и заблистать неожиданным блеском.

Молоденькая, болезненная Эдит светится счастьем, когда на гулянье смотрит на незатейливые аттракционы; недавно перенесшая адские физические и душевные муки Паулина упоенно веселится на ярмарке, наслаждаясь копеечным лакомством и немудрой игрушкой; Жервеза сияет на домашней вечеринке, когда поет гостям чувствительную песенку или с аппетитом и гордостью уплетает собственноручно зажарен- ного гуся. Никакие бриллианты не приносят столько радостей их богатым владельцам, сколько дает веселая, бездумная праздничная суетня этим девушкам из пригородов.

В двух фильмах из числа виденных советскими зрителями — «Оставшийся в тени» и «Крысы» — Мария Шелл играет беременность, роды, материнство. Без искусственной поэтизации, не боясь быть некрасивой, неуклюжей. В картине «Оставшийся в тени» на экране крупным планом голова Эдит Фриз, вдавившаяся затылком в подушку. Лицо в каплях пота, губы распухли, в глазах — страх обезумевшего животного. И вдруг взгляд женщины становится ясным, а лицо — виноватым. Мы понимаем, что в комнату вошел муж и Эдит неловко — ведь сегодня решается судьба его изобретения, а она заставляет его заниматься собою. В такую минуту эта женщина заботится о том, чтобы успокоить мужа. Но снова глаза ее стекленеют, лицо становится чужим, и все-таки она не кричит, а нежно, жалобно и виновато просит позвать доктора.

Кроткая Эдит Фриз сильнее своего талантливого мужа во сто крат и даже не подозревает о своей силе. Она — женщина, она ответственна за ребенка, за житейски беспомощного мужа, она знает не разумом, а сердцем, подсознанием, в чем ее жизненная задача, для чего она живет, пересиливает муки, затем кротко борется со всеми невзгодами судьбы неудачника. И умирает, не осилив.