forex trading logo

Похожие новости

Главная История Мейнстрим в России
Мейнстрим в России
04.03.2016 14:07

awr-663Вопрос о том, что нужно публике, связан с проблемой отсутствия в современном российском кино того, что на Западе называют «мейнстримом»?

Что такое основное течение - мейнстрим - в России? Это традиция русской культуры, которой на протяжении столетий было свойственно внимание к правде той жизни, которая окружала людей. Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский - это всё писатели, которые умели говорить о жизни, о том, что их окружает. Эта традиция продолжалась и в советское время, хотя была более зажата идеологически. Но и сегодня, посмотрев картину «Весна на Заречной улице», вы чувствуете, что она точно говорит о своём времени. Хотя, казалось бы, там только про любовь.

А по нашим новым фильмам можно что-то понять про сегодняшнюю жизнь? Такое впечатление, что вся страна состоит из проституток и бандитов. Но это же неправда! В России идут какие-то сложные, серьёзные процессы. Здесь интересная жизнь. Да, она странная, в ней есть драмы, трагедии, но нельзя её сводить только к какой-то одной стороне. Она очень объёмная. Поэтому традиция русской культуры должна вернуться. Тот огромный пласт людей, которой мы называем народом, неосознанно, мозжечком, каким-то десятым чувством выберет именно эту традицию. Поворот должен произойти. От этого зависит всё наше существование.

Стержнем, сколько своеобразным камертоном, определяющим настроение фильма и приводящим к единому знаменателю его стилистическую эклектику. Капризная дама в фиолетовом, картинно роняющая бокал и уходящая в никуда по пустынной улице, освещённой тусклыми фонарями, - такой же не поддающийся однозначной расшифровке символ, как и красивое название «День полнолуния». Преломляясь в зеркалах ресторана гостиницы «Советская», мрачные приметы современности неожиданно перестают казаться назойливым напоминанием о бедствиях посткоммунистической державы.

Заказные убийства и криминальные разборки встраиваются в ту же бесконечную цепь бытия, где мальчик, читая Пушкина, переносится в мечтах на почтовую станцию по дороге в Арзрум, а юный хан Мамутек выходит в степь, чтобы послушать пение сусликов. Этот взгляд с высоты птичьего полёта, возможно, заставит синефилов вспомнить ленты Вима Вендерса, герои которых - будь то ангелы из знаменитого «Неба над Берлином» или компьютерный гений из нового фильма «Конец насилия» - с мудрой и скорбной улыбкой следят за разыгрывающейся где-то далеко внизу очередной сценой человеческой комедии.