forex trading logo

Похожие новости

Главная История Мода Уорхола
Мода Уорхола
21.03.2015 18:38

a-smurfs-438Дарлинг изображала женщину, носила «настоящую маску», чтобы скрыть остатки своего изначального пола.

Она была более уточненной, чем трансвеститы, которые надевали «фальшивую маску» и всегда выглядели как мужчины, переодетые женщинами. И тех и других привлекали звезды, но именно последние наиболее увлеченно воспроизводили образы кинозвезд.

Например, накрашенные губы Монро не вызывали желания: «Губы Мэрилин целовать не желалось, но они были очень фотогеничны. Трансвеститы отрабатывали представления о красоте, утвердившиеся в фотографии и кино. Они обладали необычайным, почти фантастическим шармом, казавшимся необходимой дозой винтажного гламура в эпоху, когда старомодных звезд, взращенных киностудиями, уже не существовало. Уорхол был не прочь лично примерить гламурный женственный образ, когда он ему шел. Скрытый гомосексуалист, одержимый свей внешностью, он позировал для серии автопортретов с 1981 года, на которых он носит макияж и женские парики. Стареющее, изрытое оспой лицо Уорхола искусственно превращено в серию гротескных трансвестийных портретов, обыгрывающих идеи женственности и рукотворной гламурной красоты.

В личности Уорхола присутствовали некая пресность и однообразие современного консюмеризма. Это отражено в его фильме «Кухня» (1965), минималистской бессюжетной работе, имитирующей ежедневную монотонную посредственность домашней Америки, а также в его знаменитом изображении банок супа Кэмпбелл. В книге «Философии Энди (От А к В и наоборот)» он пишет, что его ненаглядная атмосфера — атмосфера аэропорта, а идеальный город — Рим, «новый центр знаменитостей, новый Голливуд», и заявляет о своей любви к американской стандартности: самое прекрасное в Токио, Стокгольме и Флоренции, утверждал он с вызовом, — это “Макдоналдс”.

Он сознавал, что пластмасса формировала новую рукотворную среду, единообразную и повторяемую. В отличие от многих, ему нравились ее банальность, одноразовость и искусственность. «Мне нравятся куклы-идолы», — заявлял он. Он и сам выглядел неестественной «пластмассовой знаменитостью». И в то же время он предпочитал «хорошую одежку из хороших материалов» и считал, что синтетика «выглядит ужасно и совершенно непригодна для носки».