forex trading logo

Похожие новости

Главная История Напряжённость сюжета
Напряжённость сюжета
24.04.2016 13:01

awr-947Улетая из Москвы, Маршалл не подозревает, что он сам уже стал подтверждением этого тезиса, но - в русской редакции.

Под видом безобидных истов готовый на всё отряд террористов пробирается на борт президентского самолёта. Как только лайнер с VIP-пассажиром набирает полётную высоту, злодеи наносят удар. Хладнокровные убийцы под предводительством фанатичного Игоря Коршунова (Гэри Олдмен) требуют освобождения из кремлёвских тюрем, надев на них ярмо гулаговской диктатуры. Но, к сожалению, террорист лишается своего драгоценного заложника: кто же мог предусмотреть, что президент смоется в спасательном модуле.

Коршунова охватывает ярость. Но президент еще вернётся. Маршалл не может оставить Первую леди и Первую дочь в лапах насильников. При первом же столкновении с похитителями в нём просыпается закалённый войной боец, и мы начинаем догадываться, кто победит. В финале этой бизнес-класс-версии «Крепкого орешка» президент приказывает гнусному террористу: «Вон из моего самолёта!». Крепко слово президентское.

Коршунову не остаётся ничего иного, как отправиться в свободное падение.

С тех пор, как «Президентский самолёт» начал своё триумфальное шествие по экранам Америки, критики захлёбываются от восторга. И лишь хронически привередливый New Yorker, обозвав фильм «глупой героической сказкой» и «комической фантазией для престарелых», задал резонный вопрос: «Если это хит, то каким будет следующий? Не про римского ли папу, прячущегося в трапезной Ватикана и забрасывающего ручными гранатами противников абортов? А может, про госпожу Тэтчер, пронзающую вязальной спицей террориста из ИРА?»

Снимая «Президентский самолёт», Вольфганг Петерсен не просто приспособился, а полностью подчинился требованиям Голливуда. «Президентский самолёт» заметно отдаёт милитаризмом. Начальник мирового полицейского участка - Соединённых Штатов Америки - в одиночку расправляется с врагами, чей образ позаимствован из времён холодной войны; во время приветствия руки то и дело тянутся к козырьку; диалоги напоминают отрывистое рявканье штурмовиков («Не терять времени! Быстро внутрь!»); и над всем этим гремит бравурная музыка Джерри Голдсмита.

Несмотря на совершенство постановки и напряжённость сюжета, «Президентский самолет» не вызывает ничего кроме раздражения. Разочарованным поклонникам Петерсена остаётся только ждать лучших времён. Некоторые основания для надежды есть - недавно режиссёр возвестил о своём намерении в дальнейшем снимать фильмы «с большей ориентацией на личность и человечность». Это как раз то, чего напрочь лишён «Президентский самолёт».