forex trading logo

Похожие новости

Главная История Острые ракурсы
Острые ракурсы
17.01.2015 23:30

a-smurfs-143Никаких острых ракурсов, никакой светообработки деталей — Явурян ведёт рассказ о буднях революции, намеренно лишая пластический ряд какой-либо романтизации. История предстаёт у него не плакатно, не патетически, а залитая жёстким светом реальности.

Без всякого «ретро» или любой другой стилизации. Будь то неказистые, предельно простые и одновременно деловые кабинеты первых наркомов или выведенный на ослепительный свет полдня лагерь беженцев из Турецкой Армении — везде проведён один принцип: максимально спрятать себя, личностную окраску событий. В этой намеренной дегероизации заключён в то же время точный интеллектуальный ход — фигура Мясникяна становится куда более реально ощутимой, как и проблемы, стоящие перед ним, — отсюда достоверность и эффект максимального приближения к духовным процессам своего героя. Тех, кого интересует тема по занятиям фитнесом, рекомендуем ссылку http://q-wel.com/fitnes на веб-ресурс фитнес-портала.

Вместе с Исраеляном и Явуряном в 60-е годы уверенно вошли в армянский кинематограф такие операторы, как Левон Атоянц и Карен Месян. Левон Атоянц прекрасно заявил о себе в фильме «Автомобиль Авдо» режиссёра Дмитрия Кесаянца, где в остро гротесковой форме развёртывалась трагикомическая история об одном из первых армянских автомобилистов. Атоянц поставил здесь перед собой задачу изобразительно воспроизвести стиль того времени. Для этого он активно использует грубоватую по светопередаче плёнку и непросветлённую оптику. Такое решение согласуется и с режиссёрским замыслом — построить фильм на эксцентричных, динамичных, напоминающих фильмы 20-х годов комедийных эпизодах. Перед нами не точно воспроизведённое «ретро», а, скорее, стилизация, создание специфической ауры, позволяющей точней почувствовать атмосферу тех лет. Эту любовь к грубоватой, жёстко решённой светопередаче, выполняющей, скорее, не живописные, а графические задачи, Атоянц развил и дальше в фильмах «Родник Эгнар», «Белые берега», «Солдат и слон» — все эти работы, не повторяя друг друга, показывают активное желание Атоянца найти себя прежде всего в чёрно-белых решениях.

Несмотря на отдельные интересные находки, многое в этих картинах сложилось не совсем удачно. Прежде чем перейти к цвету, Атоянц попробовал себя в промежуточном варианте — фильм «Хаос» режиссёра Лаэрта Вагаршяна снят на чёрно-белой плёнке, но вирирован в цвете в зависимости от разного драматического содержания эпизодов. Картина «Хаос», безусловно, один из лучших фильмов оператора. Его тяга к экспрессивным, предельно эмоциональным решениям проявилась полностью в сцене пожара на нефтепромыслах, где Атоянц оказался в «своей стихии». Оставаясь, как всегда, в русле графических задач, он строит здесь яркие контрасты красного и чёрного. Лица героев переданы то в тревожной пляске светотени, то в ослепительно ровном и одновременно нереальном мистическом свете, эта пульсация и нервные ритмы, нагнетаемые один за другим, раздвигают рамки производственной аварии. Глобальное, эпическое решение сцены придаёт ей смысл грядущего апокалипсиса, возмездия, которое пожинает семья нефтепромышленников.