forex trading logo

Похожие новости

Главная История Первая киноласточка
Первая киноласточка
12.03.2015 19:25

a-smurfs-313Первой киноласточкой, полностью отошедшей от политического детектива, стало «Дело Румянцева» — картина, созданная на «Ленфильме» в 1956 году И. Хейфицем по сценарию, написанному им совместно с Ю. Германом.

«Делу Румянцева» будет суждено сыграть для нашего уголовного детектива такую же роль, как «Подвигу разведчика» для детектива героического. Но с этим первым фильмом сразу же начнется и непрекращающийся спор о том, что считать детективом и можно ли относить к нему картину, которая представляет собой нечто большее, чем обыкновенный «боевик» с хитроумными преступниками и ловко преследующими их сыщиками.

«Дело Румянцева» — история рабочего парня, водителя грузовой автомашины. Парень честно жил, честно трудился, полюбил славную девушку, но неожиданно, для себя оказался под следствием без всяких на то оснований.

Фильм исследует, как отнесся герой к несправедливому обвинению, как повели себя его друзья, ею невеста, — остро проверялось, что такое подлинное товарищество, настоящая любовь, и не все, окружающие Сашу Румянцева, выдержали суровую проверку.
В этой картине впервые предстали перед зрителями два типа следователя; несколько позднее присутствие такой противоборствующей, но неразрывной пары станет почти обязательным и обернется штампом. В «Деле Румянцева» коллизия в среде стражей порядка была необходима. Именно в позиции, в личности следователя, который должен олицетворять не только законность, не только справедливость, но и гуманность нашего строя, нашли отражение перемены в духовной жизни страны. Авторы с открытым осуждением отнеслись к работнику юстиции, заранее предубежденному против любого человека, оказавшегося перед его столом. Немудреная философия дыма и огня. Презумпция виновности. Капитан Самохин даже не пытается разобраться в объяснениях растерянного, ошеломленного случившимся парня. «Товарищ следователь...», — взывает Саша Румянцев в отчаянье. И слышит в ответ сакраментальную фразу, полную хамского пренебрежения к допрашиваемому: «Я тебе не товарищ, тамбовский волк тебе товарищ!».

Желая полнее высказать неприязнь к подобным экземплярам, авторы несколько окарикатурили персонаж, но все же фигура получилась достаточно достоверной и страшноватой.