forex trading logo

Похожие новости

Главная История Первые роли Люцины Винницкой
Первые роли Люцины Винницкой
08.05.2015 18:33

a-smurfs-734Люцина Винницка обладает сильной индивидуальностью. У нее есть свой стиль, особая и в чем-то неизменная манера исполнения.

Но героини ее очень разные. «Многосоставность», сложность — качества большого дарования. Актрисе нравится отыскивать в себе черты людей, казалось бы, не близких ей по духу, мировосприятию, складу характера. «Я люблю играть роли, «противопоказанные» мне (такая «не для меня» роль была, например, Иоанна), — говорит она. — Ищу тогда какую-нибудь точку соприкосновения, какую-нибудь скрытую, маленькую частицу себя, которую я могла бы развить и на которой потом построила бы нового человека — образ».

Винницка внутренне богата. Поэтому ей так легко дается трудное искусство перевоплощения. Она меняется неузнаваемо, почти не прибегая к гриму. Все дело в настроении, в психологическом подтексте сцены. В «Настоящем конце большой войны» есть кадры прошлого: юная Ружа в день своей далекой свадьбы. Винницка кажется здесь девочкой. Она так счастливо наивна, беззаботна, как бывают только в восемнадцать лет. А в «настоящем времени» картины это совсем другая женщина: зрелая, трезвая, еще не примиренная, но где-то в глубине уже надломленная жизнью, привыкшая к тревогам и тоске.

В «Поезде» (1959) героиня Винницкой снова молодая девушка, Марта. Артистка любит эту роль больше других. Может быть потому, что здесь актерская задача очень трудна. В картине много недосказанного: неизвестно прошлое героев, неясны мотивы их настроений. «Это не фильм об очевидных поступках», — говорил Кавалерович.

Винницка не судила героиню, полюбившую другого человека. Игра актрисы, удивительно насыщенная, выводила роль за рамки женской драмы. Вечные и в который раз болезненно поставленные войной вопросы совести, терпения, самопожертвования составляли философскую основу образа. Они решались не прямо - линейно. Артистка показала безысходность самоотречения. И вместе с тем с не меньшей силой — невозможность эгоистического счастья. Тема, впоследствии развитая Кавалеровичем и Винницкой в «Матери Иоанне», — тема искупления чужой вины, причастности свидетелей и жертв ко злу, которое вершится в мире, — звучала уже в этом фильме.

«... Я давал отправные пункты, точки опоры для размышлений. А зритель заполнял «расстояния» между ними, находя ответ в своем жизненном опыте, в собственных переживаниях». Герои изолированы от своей обычной жизни (они ведь едут в поезде). Их человеческая сущность выступает обнаженной: сняты житейские заслоны мелких дел, забот, обязанностей и поступков. Наедине с собой каждый невольно думает о главном. Происходит некое психологическое вскрытие.