forex trading logo

Похожие новости

Главная История По глубине психологической разработки характеров
По глубине психологической разработки характеров
17.03.2015 15:53

a-smurfs-353Волчек несколько уступает «Виктору Чернышеву», но зато идет дальше в выводах. Виктор Чернышев — формирующийся характер; четверка подсудимых — увы! — уже сформировавшиеся преступники.

А природа их поступков одна и та же. Они разные, эти ребята. Между прочим, этой «разности» не так легко было добиться, собственно драматургический материал был невелик, но оказались на высоте четыре молодых актера А. Панькин, С. Морозов, В. Носик, И. Старыгин, создавшие точные, убийственно точные портреты. Но общего в четверке все же больше, общее — это их бездуховность, в них вытравлено социальное, они живут по законам одичавшей стаи домашних собак. На суде они дружно и, надо полагать, непритворно заявляют, что убивать Сашу Щетинина у них и в мыслях не было. Так, досадная неосторожность. И верно: бутылка, которой один из них ударил Сашу по голове, не была главной причиной убийства, она лишь следствие разгула низменных страстей. И верно: заранее они убийства не планировали. Но весь их облик, все их предыдущее поведение: издевательства над другими людьми, стравливание малышей, попытка расправы над старым профессором, удалившим пьяную компанию со своей лекции.

Впоследствии в суде профессор скажет: «Четверть века назад на фронте мне довелось увидеть разного рода бандитов. Эти молодые люди напомнили мне некоторых из них». А ведь они росли в советской среде, учились в советской школе. Как же все это могло случиться, как выросла компания молодых людей, лишенных совести? В некоторых фильмах и книгах придается усиленное внимание привходящим «факторам» — куда, мол, смотрели семья, школа, комсомол... И картина Б. Волчека, в частности, фиксирует наш взгляд на вреде неразумной родительской любви. Вина всех нас, окружающих, в этом есть, есть... Но все же основную ответственность фильм возлагает на саму личность. Как бы прежде ни сложилась жизнь, взрослый человек, а двадцатилетних парней грешно не считать взрослыми, сам должен себя воспитать и сам быть за себя в ответе. Дурные свойства, не подавленные с детства, можно взлелеять и культивировать: утверждать свое «я» путем насилия, получать наслаждение от унижения других.

Мелкие душонки — как они пытаются выкручиваться на суде, вилять, оправдываться. «Покойный Щетинин тоже выпивши был». Страх перед возмездием есть; раскаяния, угрызений совести — человека же убили! — нет, до этого они не поднялись. Может, поднимутся когда-нибудь. Дай-то бог. В этом, собственно, и состоит задача искусства — судить таких людей нравственным судом, судить так, чтобы каждый из сидящих в зале почувствовал себя судьей, который должен осознать всю степень вины подсудимых и решить их судьбу.

Актеры, сыгравшие подсудимых, вложили в роли гражданскую страсть, ненависть, презрение к молодым подонкам. Вот тут уж не скажешь, что авторы не выразили своего отношения к персонажам. Повторяю, что анализирую эту картину не для того, чтобы настаивать, что детектив всегда должен так далеко отходить от обычной формы, как в «Обвиняются в убийстве», а для того, чтобы еще раз показать, как глубоко в человеческие души он может и должен заглядывать. Если воспользоваться понятием математического предела, то именно к таким проблемным фильмам, как «Обвиняются в убийстве», и должен стремиться детектив, именно к ним нужно «толкать» его.

Подобную же компанию, на том же накале гражданской страсти, хотя фильму в целом далеко до «Обвиняются в убийстве», сыграли Л. Прыгунов, Ю. Потемкин, А. Панькин и В. Перевалов в картине «Без права на ошибку» («Мосфильм», 1975, сценарий В. Кузнецова, режиссер А. Файнциммер). Беспардонным молодчикам тоже ничего не стоит избить девушку, споить ребенка, оскорбить старика. В конце фильма, к удовлетворению зрителей, всю их команду берут под стражу прямо в зале суда по соответствующей статье уголовного кодекса. Еще важнее, что состоялось осуждение но статье искусства.