forex trading logo

Похожие новости

Главная История Путешествие в Сюникский край
Путешествие в Сюникский край
01.03.2015 13:07

a-smurfs-271Решено было создать фильм на историко-революционную тему. Местом событий был избран Зангезур. Впоследствии, после завершения съёмок, картина так и называлась — «Зангезур». Написание сценария было поручено известному писателю Акселю Бакунцу, а постановка — Амо Ивановичу Бек-Назарову.

Начав подготовительные работы по созданию фильма, Амо Бек-Назаров с согласия и при участии Бакунца организовал для группы сотрудников «Арменкино» поездку в Сисиан, Горис и Кафан.

Автобус «Арменкино» проехал сквозь сады Араратской долины. Позади остались старый и новый Базарчай, Борисовка, Ангехакот, мы приблизились к водопаду Сисиан-Шаки. Перед нашим взором открылась величественная картина. Примерно с пятнадцатиметровой высоты низвергалась вода.

Амо Иванович с восторгом обратился к Бакунцу:

— Какую сцену ты можешь изобразить у водопада, Аксель?

Бакунц подумал мгновенье:

— Представитель ревкома Макич Акопян может встретить гусана Сюникского края, который на своём сазе будет воспевать Ленина-пашу.

Вскоре показался Горис. Сказочный край. С четырёх сторон горы, скалы, вздёрнутые кверху, похожие на зверей, пещеры.

— Видите? — Бакунц протянул руку в сторону города, — город разделён рекой: Керис, то есть Горис, и его цитадель Шен.

— Как прорубили эти пещеры?

— Ещё жив до сих пор Керисский Сайду Мадина, — ответил Бакунц. — Я вас познакомлю с ним, у него и спросите. Однажды я спросил его, он ответил:

«Дай мне четыре пуда пшена, не буду я сыном моего отца, если за семь недель не прорублю столько же».

— Здорово! — воскликнул режиссёр.

Через полчаса наш автобус стоял на площади перед гостиницей. После кратковременного отдыха мы продолжили знакомство с «бакунцевыми» местами: прошли через мост и поднялись в сторону цитадели Шен, потом по вырытым ступенькам достигли зелёной церкви, затем Бакунц повёл нас в сторону пещерных жилищ.

Амо Бек-Назаров вошёл в одну из них и вскоре вышел:

— Жилище и хлев — в одном месте, — сказал Амо Иванович, затем обратился к Бакунцу:

— Эти жилища будут описаны в сценарии?

— Конечно, здесь маузеристы хотели расстрелять группу партизан, но керисцы забросали дашнаков камнями.

— Замечательно, Аксел! Если в фильме будет пять-шесть таких эпизодов, то фильм очень выиграет. Кстати, а где гончарные мастерские?

— Пойдёмте, — сказал Бакунц и повёл нас.

Мы подошли к двум торчащим скалам. У входа были разбросаны обломки кувшинов и кувшинчиков, внутри — высохшая красная глина, сломанное гончарное колесо, лампада и медная домашняя утварь.

Бакунц всё время с восхищением показывал нам милую природу края Сюник. Казалось, не было уголка, куда бы он не ступил, не увидел своими глазами, не прочувствовал бы сердцем.

Автобус повёз нас по горной тропинке к Хндзореску. С высоты увидели Хндзореск. Горы, скалы, пещеры, похожие на амфитеатр дома, где крыша одного дома служит двором другому. Хндзорескцы выстроились на крышах домов, собрались у родника — представление. На маленькой площадке канатоходец Вачаган, стоящий на подносе, движется по канату, а внизу его «яланчи» (скоморох), стоя в большой медной кастрюле, передразнивает своего мастера.

чехлы iphone 6

Музыканты, надув щёки, играют на зурне, а хромой Амо стучит на дооле и танцует под его ритм. Бакунц, облокотившись о выдолбленную в скале пещеру, прислушивается к беседе селян. Амо Иванович вместе с братом Гарушем, оператором будущего фильма, ради интереса поднялся на скалу.

— Познакомьтесь с режиссёром и оператором братьями Бек-Назаровыми.

— Добро пожаловать, тысячу раз добро пожаловать в наше село, — сказала женщина и углом платка прикрыла рот.

Бек-Назаровы присоединились к беседующим.

— Азно, ты смотрела в кино «Пэпо»? — спросил один из них стоящую впереди девушку, которой было едва тринадцать лет.

Азно отрицательно покачала головой.

— Кино приехало, кино, — голосили дети.

Хндзорескцы проводили нас к месту, отведённому для нового села. Отсюда были видны горы Сюника, вершины которых алели под лучами солнца. Мы продолжали путь к Татеву. У живописного села Татев, на вершине скалы, стоит полуразрушенный Татевский монастырь.

— Зангезур ещё находился в руках дашнаков, — сказал Аксел Бакунц, — и они готовили вооружённое восстание против Советской Армении. С целью подготовки контрудара на взбешённую контрреволюцию и защиты Советской власти правительство Армении направило специальную делегацию для ведения переговоров. Но противник отверг предложение делегации и начал расправу над восставшими крестьянами. Из 204 революционеров, привезённых из Ереванской тюрьмы, 100 человек были расстреляны в пути, а 104 были доставлены в Татев и сброшены с высокой скалы.

— Интересно, никто из этих коммунистов не увлёк за собой в пропасть кого-либо из дашнакских главарей? — спросил Бек-Назаров.

— Амо джан, в действительности нет, но в литературном произведении такой случай может произойти, — ответил Аксел Бакунц.

— Аксел, подумай об этом.

— Обязательно. Эта мысль мне нравится. Может быть, один из них, исполняя своё последнее желание, будет танцевать и, танцуя, обнимет главаря и унесёт его с собой. в пропасть. Ну, что скажешь?..

Амо Иванович, который сидел у хачкара (крест-камня), встал, прикурил папиросу и улыбнулся:

— Аксел джан, если ты, всё так предугадывая, будешь плести драматическое произведение, поверь, успех будущего фильма не вызывает сомнения.

— Не сомневаюсь.

— Куда мы отсюда поедем?

— В Кафан.

— Бакунц, отвези нас в свой Мтнадзор.

— Почему в Мтнадзор? — спросил Бакунц.

— Тобой описанный Мтнадзор — охотничий край. Я хочу проникнуть в глубь девственного леса.

Сидя у костра, мы слушали колоритные рассказы Бакунца о приключениях известного охотника Пани. Уже вечерело, когда наш автобус выехал на единственную дорогу, ведущую в Мтнадзор.