forex trading logo

Похожие новости

Главная История Раз не способны — значит, перед нами не настоящее искусство
Раз не способны — значит, перед нами не настоящее искусство
12.03.2015 21:25

a-smurfs-320Иначе были бы способны. Этот вывод равносилен утверждению, что высокое искусство можно создавать только в «высоких штилях» — симфония, эпопея, историко-революционный фильм.

Но, поди ж ты, хотя Дунаевский не писал симфоний, его творчество относится к самому высокому искусству. И может быть, талантливый мюзикл «Оливер!» сегодня способен доставить людям не меньшее наслаждение, чем сам роман уже не раз упоминавшегося классика. Важно помнить, что речь идет не о разнице вкусов, не о том, что разные жанры предназначены для аудиторий с разной эстетической подготовкой. Истинно талантливое должно принадлежать всем и находить путь к сердцу самых притязательных потребителей.

Некую «чистую культуру» детектива, занятого исключительно распутыванием загадок и несущего исключительно развлекательные функции, в принципе можно вообразить. И если признавать за детективом только эти достоинства, то, конечно, ни «Дело Румянцева», ни «Жестокость», о которых шла речь, ни «Обвиняются в убийстве», ни «Допрос», о которых речь впереди, к нему не относятся. Но что же тогда останется, и нужна ли будет кому-нибудь эта стерильная «чистота»? Может быть, следует стремиться к тому, чтобы в привлекательную детективную обертку заворачивались и мысли, и общественные проблемы посущественней. А это невозможно сделать вне и помимо человеческого содержания.
Второй вывод: раз детектив не может создавать обломовых, то никакие характеры ему не нужны вообще. Обходятся, же многие жанры без характеров — лирика, сказка, притча (в кино вестерн — как разновидность притчи). Почему бы и детективу не обойтись без них?

Второе рассуждение значительно опаснее первого. О том, что признавать или что не признавать за настоящее искусство, можно долго словопрепираться; здесь же содержится откровенная индульгенция для ремесленников. Если можно создать детектив без людей, то чем же будет отличаться плохая работа от хорошей, талантливая от бездарной? Количеством погонь и драк? Закрученностью интриги? Встречающееся мнение, что читатель и зритель детектива в первую очередь, мол, ищет разгадку таинственного происшествия на загородном шоссе, а вовсе не стремится узнать что-либо новое о людях, участвовавших в этом происшествии, ничего не доказывает. Характеров вообще не ищут. О них узнают из произведения.

Нет, и не может быть приличных, грамотных, а тем более талантливых детективов, которые могли бы обойтись дежурно-показательными фигурами следователя, его подручных, очевидцев происшествия и т. д. Такого «чистого», но при этом талантливого детектива никто не в состоянии назвать.

Можно, конечно, условиться, что приключенческий персонаж не заслуживает такого обязывающего наименования, как «характер», или что могут существовать различные подрубрики в самой этой категории — характер- маска, характер-идеал и т. д. Это проблема терминологическая и вряд ли существенная, так как в самом термине вовсе не обозначена степень его наполняемости. Пусть вообще не характер. Пусть — образ! Важнее условиться о другом — о том, чтобы образы были, о том, что они необходимы, о том, что к ним предъявляются общие искусствоведческие требования: соответствие с окружающей действительностью, непохожесть, своеобразие, а желательно — новизна, индивидуальный язык и тому подобные атрибуты, перечисленные в любом учебнике по теории литературы. В кинематографе к литературным требованиям прибавляются еще и кинематографические — актерские, режиссерские, — удача наиболее вероятна, когда весом выход и тех, и других.