forex trading logo

Похожие новости

Главная История Разноплановость сыгранных Живоиновичем ролей
Разноплановость сыгранных Живоиновичем ролей
11.06.2015 17:37

a-smurfs-835Несмотря на разноплановость сыгранных Живоиновичем ролей — целеустремленный, мужественный боец и проматывающий жизнь цыган, — в них можно увидеть и скрепляющую нить: цельность характера, монолитность натуры.

Герои «Березы» и «Скупщиков перьев», при всех их объективных моральных изъянах, сами никакой неполноценности не ощущали, они жили простыми, природными инстинктами и других путей не ведали. То же самое относится и к «активно отрицательным» персонажам актера — вспомнить хотя бы пройдоху адвоката Новаковича из фильма «До войны» (в советском прокате — «Опечаленная родня») или зловещего палача из картинны «Дервиш и смерть». Такова природа таланта, да и типажность Живоиновича. Душевная неуравновешенность, раздвоенность сознания его героям, как правило, чужды. Показательно, что в картине «Противник» — осовремененной экранизации повести Достоевского «Двойник», осуществленной одним из режиссеров югославской «новой волны» Ж. Павловичем, где Бате Живоиновичу и пришлось играть «раздвоение», актер не справился с возложенной на него задачей: две ипостаси героя, сотрудника небольшой редакции Антича, оставались слишком обособленными, не сливались в один образ.

Надо признать, что по своей художественной значимости персонажи сомнительных нравственных устоев не равноценны тем героическим образам, которые Бата Живоинович создал за годы работы в кино. Безусловно, играя соблазнителя в картине «Лгунья» или того же алчного адвоката в «Опечаленной родне», актер оставался правдив в каждом слове и каждом жесте, что лишний раз подтверждает его крепкий профессионализм. Ему не мешали благородные складки у рта и волевой подбородок, но и не помогали, на его месте в таких случаях мог быть и кто-нибудь другой, присутствие именно Баты Живоиновича здесь не обязательно. Он сам знает это и потому, после безусловно полезных для себя, как и для всякого актера, опытов ролей другого плана, всегда возвращается к героическим ролям, в которых его психологические данные получали максимальную выразительность.

Когда режиссер С. Делич решил снимать фильм «Сутьеска» (другое название — «Пятое наступление») — о крахе задуманной гитлеровцами в 1943 году, после поражения на Неретве, операции по разгрому партизанских отрядов, он пригласил для участия в съемках многих крупнейших отечественных и иностранных кинематографистов: лучшего югославского оператора Томислава Пинтера, композитора Микиса Теодоракиса, из актеров — англичанина Ричарда Бартона, гречанку Ирен Папас, а также ведущих актеров югославского кино: Милену Дравич, Раде Марковича, Берта Сотлара. И конечно, не забыл он и Бату Живоиновича. В этой картине как бы сфокусировались все темы и черты тех героев партизанского движения, которых Живоинович сыграл в других фильмах, здесь они приподняты и укрупнены монументальным стилем картины.

Партизан Никола — Бата Живоинович, который был здесь человеком для самых ответственных и опасных поручений, помощником главнокомандующего Тито, один отправлялся в разведку и вел солдат в атаку, устанавливал контакты с местным населением и переносил раненых. Впрочем, все это актер делал на экране уже не раз и не два, столь же просто и достоверно. В отношении героя Баты Живоиновича новизна заключалась в другом: взаимосвязью эпизодов фильм обнажал смысл сквозного образа Баты Живоиновича, созданного совокупностью его военных лент. Все гибли вокруг Николы: подрывался на мине верный друг, умирала на операционном столе жена Вера, травили собаками совсем еще мальчишку партизана Шимо, падали рядом атакующие бойцы; и только Николу не брали ни пуля, ни штык. В фильме «Вальтер защищает Сараево» неуязвимость герою гарантировали авторы, в соответствии, впрочем, с легковесным жанром. «Сутьеска» доказывала обоснованность его бессмертия: герой Живоиновича не мог умереть потому, что он — воплощение народных представлений о героизме, он — человек, для которого подвиг — не истерический взрыв, где мужество соединено с отчаянием, а просто стихия, способ существования на войне, не событие, но состояние. Скажи ему кто-нибудь после выполнения очередного задания, что он герой, — он отмахнется. На экране могут погибнуть те, для кого отважный поступок — случайность или искупление слабости. Если бы погиб персонаж Баты Живоиновича, с его смертью рухнула бы вера в победу. Потому он всегда живой, всегда впереди, этот «Джон — Ячменное зерно» югославского кинематографа. Он герой — народный, и судьба его с народом — одна.

Первоисточник публикуемых материалов веб-портал the-smurfs.ru, надежный и интересный интернет ресурс про кино и мультфильмы.

Интересные статьи по материалам сайта: Товары для активных людей, Особенности навесных и натяжных потолков, Лучшие сериалы о медицине, Спасение от шумов, Мультипликация и немного о ее видах.