forex trading logo

Похожие новости

Главная История Рецензия на фильм «Здравствуй, это я!»
Рецензия на фильм «Здравствуй, это я!»
17.01.2015 23:18

a-smurfs-141Именно «Здравствуй, это я!» режиссёра Ф. Довлатяна, снятый Явуряном в 1965 году, взорвал ту атмосферу провинциального застоя, которая царила на студии после ухода БекНазарова.

Фильм «Здравствуй, это я!» представлял многонациональное советское кино на Международном фестивале в Каннах, что само по себе свидетельствует об оценке профессионального мастерства его создателей. Здесь уместно отметить, что «Здравствуй, это я!» — первая картина Явуряна, снятая после защиты диплома во ВГИКе.

Широкое использование всего арсенала современных оптических и технических средств, максимальная динамика камеры и вместе с тем высокая культура изображения отличают манеру Явуряна. В одной из наиболее ярких, сугубо «операторских» сцен в фильме (эпизод в парке), с большим вкусом и чувством меры решён любовный диалог героев в суровой атмосфере военного времени. Здесь именно изображение, его фотографическая основа, а не игра актёров, не реплики создают то щемящее чувство тревоги за Артёма и Люсю, когда они, разбрасывая осенние листья, кружатся в уносящих их ввысь железных гондолах карусели, так напоминающих чёрные силуэты аэростатов, нависших в грозных небесах войны. Тех, кого интересуют фильмы 2016 онлайн в хорошем качестве, рекомендуем веб-ресурс eracinema.net.

И так же скупо, без внешних эффектов и в то же время удивительно образно и точно создаёт Явурян один из самых стержневых эпизодов фильма, где мы видим героя фильма Артёма Манвеляна в высокогорной лаборатории, среди вечных снегов, в голом ледяном мире, нереальном, словно зеркальце, где его обступают всевозможные миражи. «Миражи» — конкретная физическая проблема, над которой работает Манвелян, — служат отправной точкой оператору для создания нужной ассоциации, чтобы донести до нас драматизм того состояния, в котором оказался герой.

Одно из достоинств операторской манеры Явуряна — умение создать изображение ёмкое и многозначное по смыслу. Таков финал картины, где потоки света, льющегося из окон и амбразур древней, разрушенной, но всё равно монолитной крепости, словно материализуют тот ветер времени, который пронёсся над Артёмом Манвеляном с его долгой, но не напрасной темой верности самому себе.

Непосредственность, эмоциональность и свежий взгляд молодого оператора придают второе дыхание фильму «Семь песен об Армении» (реж. Г. Мелик-Авакян, 1967). То, что к окуляру камеры склонился человек, влюблённый в свою страну и её историю, отчётливо чувствуется в этой работе.

Молодость камеры Явуряна чудесным образом создаёт ассоциацию с молодостью древнего народа. Именно Явурян первым среди армянских операторов начал применять весь арсенал технических средств, который пришёл в мировое кино на рубеже 50 — 60-х годов. Телеобъективы, трансфокаторы, съёмки с микроэкрана и так называемой «скрытой камерой» помогли избавиться от ложных, сугубо театральных композиций и помпезной статичности многих армянских фильмов предыдущих лет.