forex trading logo

Похожие новости

Главная История Роли Барбары Брыльской
Роли Барбары Брыльской
16.05.2015 21:02

a-smurfs-778И только в «Анатомии любви» удача ее темы была безоговорочной. Актриса играет здесь трудную любовь современной тридцатилетней женщины. Если в предыдущих картинах героини были во многом жертвами рока, то здесь перед нами жизненная драма.

С лица своей героини Брыльска снимает грим в прямом и переносном смысле слова — ее Ева дана обыкновенной, «заземленной» женщиной, не особенно заботящейся о своей внешности, устало возвращающейся с работы, не лишенной нервного самоутверждения в сценах перепалки с любимым мужиком, с матерью и даже не подозревающей, что плохо приготовленный ею обед современный Адам настороженно воспринимает как некий предостерегающий сигнал или, точнее, непростительный грех женщины.

Словом, эта героиня фильма, само название которого, видимо, полемично по отношению ко всем прекраснодушным и романтическим киноисториям о любви, утратила какой-либо надбытовой характер прежних ролей актрисы. Ее Еву можно было бы счесть вполне обыкновенной, если бы рядом с нею не было Адама (Я. Новицкий), ординарность и своего рода типичность которого лишний раз подчеркивают как незаурядность героини, так и драму ее любви. Если в предыдущих лентах Брыльской этот драматизм отсутствовал или же был определен внешними и побочными причинами, а порой и искусственными (как в «Бумеранге», где роль «рока» выпала на долю памяти военных лет, препятствующей любви молодых героев), то здесь он обрел внутреннюю силу душевного горения, тот жар и ту «высокую болезнь» (Б. Пастернак), которой сейчас многие предпочитают уже не болеть, твердо помня: главное — здоровье.

Да, эта болезнь стала «старомодной», мешающей и потому исчезающей — недаром «идеалистке» Еве в равной мере противостоят и ее собственная мать, и Адам, и подруга Бася... Не случайно в фильме возникает мотив «добрых старых времен» (притом отнюдь не библейских), когда бесцельные прогулки еще считались естественными, когда «самым большим днем в жизни» еще не считался день престижного самоутверждения делового человека, а личная машина и хоккей по телевизору еще не заполняли и не исчерпывали смысл духовного бытия. Естественно, что по сравнению с таким Адамом запрограммированной стабильной формации, Ева — Брыльска, живущая чувством, не может не стать неким «анахронизмом».