forex trading logo

Похожие новости

Главная История Снимается Уильям Сароян
Снимается Уильям Сароян
01.03.2015 14:27

a-smurfs-279Плацдарм на берегу Одера стал «маленькой армянской землёй». Первые кадры, заснятые здесь, изображали генерала Нвера Сафаряна, стоящего на командирском наблюдательном пункте 89-й Таманской дивизии.

Мы снимали плацдарм, затем перешедшие в наступление армии, в числе которых была и 89-я Таманская армянская дивизия, вышедшая после переправы к деревне Цшецшнов и, преодолевая сопротивление врага, вышла к подступам Берлина.

Таманцы в составе 1-го Белорусского фронта под общим командованием Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, сражаясь за каждую улицу, преодолели канал Одер — Шпрее, затем развернули бои на железнодорожном узле и вышли к крепости.

Крепость защищала Бранденбург — рейхстаг. Гарнизон сражался, не думая сдаваться, но 2 мая наши войска открыли мощный огонь по крепости, и вечером гарнизон сдался. Мы сняли и немцев, сдающихся в плен. Война победно закончилась в Берлине. 89-я Таманская армянская дивизия, пройдя вместе с победившими войсками через Бранденбургские ворота, дошла до рейхстага, где с 30 апреля развевался флаг Победы.

Перед рейхстагом среди тысяч солдат были и армяне-таманцы, танцующие традиционный армянский танец «Кочари». Из шести тысяч метров плёнки, отснятой на фронтах, были созданы документальные короткометражные фильмы: «Возвращение с Черноморского флота», «Сыны армянского народа в Отечественной войне», «Генерал армии», «Нельсон Степанян», «Адмирал Исаков», «Сильнее смерти» и полнометражный фильм «Страна родная».

Октябрь 1976 года.

На землю своих предков приехал известный американский писатель Уильям Сароян. Памятник жертвам геноцида. Уильям Сароян подходит к памятнику, становится на колени перед вечным огнём и слушает комитасовскую песню. На глазах его — слёзы. В доме Мартироса Сарьяна. Сароян останавливается перед каждым полотном. Вот и его портрет, написанный в 1961 году. В мастерской всё осталось так, как было при жизни Сарьяна.

Перерыв. Сароян просит стакан чаю. За чаем говорим о Сарьяне, о жизни, об искусстве. Попрощавшись, спешим в дом-музей Егише Чаренца.

Сарояна ждут дочь Чаренца — Арпик и внук. Писатель подходит к столу с личными вещами поэта. Здесь его пишущая машинка, на которой работал Чаренц долгие годы. Сароян говорит:

— Очень больно, что на своём родном языке не могу прочитать рукописи Чаренца. Ведь он был королём армянской поэзии.

Затем по-отцовски прижимает к груди Арпик и её сына.

— Благодаря вам я ощутил живого Чаренца.