forex trading logo

Похожие новости

Главная История Собственные снимки
Собственные снимки
21.03.2015 10:27

a-smurfs-413Благодаря Бейли Шримптон стала первой в Англии моделью, добившейся известности исключительно за счет своих фотографий. До тех пор модели на страницах журналов были анонимными.

За одним-двумя исключениями никто, кроме посвященных, не знал, кто они такие. Шримптон сильно от них отличалась. У нее были голубые глаза, необычные брови, идеальное, чуть квадратное лицо, полные губы и острый нос. Скованная и простоватая, она казалась чем-то средним между Вивьен Ли и Брижит Бардо, напоминая также актрису Сюзи Кендалл. Бейли предоставил ей услуги стилистов и возможность сниматься у Битона и других именитых фотографов. Тем не менее именно его собственные снимки превратили Шримптон в ту самую девушку по прозвищу Креветка, лицо и имя которой были известны каждому встречному.

В своих фотографиях главное внимание он уделял модели, а не костюму. «Девушка всегда главнее платья, — обозначил он свою позицию. — Если она не выглядит потрясающе, то и платье тоже не будет смотреться. Девушка — это катализатор, объединяющий все элементы». Диана Вриланд, незадолго до того назначенная редактором американского Vogue, с пониманием восприняла новизну, воплощением которой являлся Бейли. Ранее он работал в США и шокировал мир глянцевых журналов, появляясь на людях в джинсах и кожаном пиджаке. Вриланд, однако, он сразу понравился, и она отреагировала на появление его и Шримптон в своем офисе сакраментальным: «Секундочку! Какие милые! Англичане прибыли!».

Сделанные Бейли фотографии Шримптон на улицах Нью-Йорка в 1962 году для материала Vogue под названием «Молодая идея на Западе» сразу привлекали к себе внимание оригинальностью урбанистических композиций и пронизывающим их ощущением реальности. Шримптон была снята в Гарлеме, Чайнатауне и Гринвич-виллидж, в том числе с прохожими.

Между 1962 и 1964 годами Бейли снимал почти исключительно Шримптон, превратив ее в самую знаменитую модель в мире. Девушка из провинции превратилась в обитательницу большого города, проводившую время с представителями низших классов, выходцем из которых был Бейли. Несмотря на то что он очень хорошо зарабатывал, постоянно ездил за границу и даже водил «роллс-ройс», Бейли предпочитал расслабляться в своем кругу. У него было много знакомых, однако он всегда любил общаться с фотографами, моделями и музыкантами в неформальных кафе, пабах и забегаловках лондонского востока. Образ жизни Шримптон изменился, когда она ушла от Бейли к актеру Теренсу Стэмпу. Хотя Стэмп тоже был парнем из Ист-Энда, светская жизнь столицы оставила на нем свой отпечаток, и он мечтал вскарабкаться по социальной лестнице как можно выше. В отличие от Бейли, он стремился стать частью высшего общества.

Его и Шримптон считали самой красивой парой в Лондоне, и они жили на широкую ногу — теперь это могли себе позволить не только члены богатых семей. «Больше не придется ездить в забегаловку Ченга в Ист-Энде за китайской лапшой», — вспоминала Шримптон: «Каждый вечер мы ходили в клуб “Белый слон” на Керзон-стрит или в “Каприс” на Арлингтон-плейс, прямо через дорогу от отеля “Риц”. Мы сидели среди розового шелка и красного бархата в этих пристанищах богатых и знаменитых, а вокруг нас сновали официанты. Все смотрели на нас, сидящих за нашим обычным столиком с тонким фарфором на розовых льняных скатертях, а мы с тем же любопытством смотрели на всех в ответ. Публика состояла в основном из знаменитостей, наподобие Ричарда Аттенборо с женой, Джона Миллза с женой и Элизабет Тейлор, когда она бывала в городе. Мы появлялись в этих непременных ресторанах с неизменной регулярностью. Терри и я были молодой гламурной парой, проводящей каждый вечер в городе с теми гостями, которых он приглашал».