forex trading logo

Похожие новости

Главная История Связи сюжета и образов
Связи сюжета и образов
12.03.2015 21:30

a-smurfs-321Нам только тогда интересно следить за развитием действия и только тогда приключенческое произведение становится художественным, а тем более общественным явлением, когда все неожиданные повороты в судьбах героев.

Все испытания, выпадающие на их долю, обусловлены не сцеплениями обстоятельств, не лежащими вне характеров событиями, не какими-то внеличностными стихийными силами и тем более не случайностями, изобилие которых чаще всего свидетельствует о беспомощности авторов. За каждым сюжетным поворотом должна прятаться тугая пружина-причина, объясняющая закономерности этого поворота точным психологическим мотивом, хотя о существовании самой пружины мы до поры до времени можем и не знать.

Человека, случается, убивает потерявший управление автомобиль. Вряд ли это прискорбное событие должно претендовать на общественное внимание. А вот если наезд совершен не случайно, тут есть чем поинтересоваться и следователю, и художнику. Сюжет хорошего приключенческого произведения — это прежде всего столкновение разных воль, борьба мировоззрений, противодействие моралей. Вспомним горьковское определение сюжета, как «связей, противоречий, симпатий и антипатий и вообще взаимоотношений людей». В этом определении хочется обратить внимание, что Горький не мыслил себе сюжета вне и помимо людей. Сюжет — как волна в физике, она организует движение частиц, придает им форму, но сама по себе не существует. Даже употребляемый некоторыми теоретиками термин «схема сюжета» (или фабулы), то есть абстрагированная выжимка типа «А любит Б, В любит В...», имеет в основе общие принципы отношений между людьми.

Только те приключенческие произведения выдерживают испытание временем, в которых есть характеры, достаточно сильные для того, чтобы определять ход событий. Мыслимо ли представить себе «Трех мушкетеров» только как рыцарскую балладу об изъятии брильянтовых подвесок, без образов Д’Артаньяна и его друзей; вы никогда не видели их лиц, но мгновенно различите на любом рисунке. Подменить человеческую содержательность образов нельзя никакими сюжетными вывертами, ни буйными трюками, ни звонкими шлягерами, ни виртуозно поставленным фехтованием. А именно такая, «очищенная» от человеческого «балласта» подмена, идущая, впрочем, не столько от сознательного намерения, сколько от недостатка профессионализма, возникла в последней телекиноверсии «Трех мушкетеров», что и привело к появлению очередной музыкальной пустышки. Четко задуманы и выписаны фигуры Шерлока Холмса, комиссара Мегрэ; нет сомнений, психологически они несравнимо примитивнее классических образов, но это не мешает иметь им свою индивидуальность, не мешает воспринимать их порой как живых людей. Недаром им ставят памятники, и между прочим их легко и сыграть.