forex trading logo

Похожие новости

Главная История Центральная удача
Центральная удача
16.03.2015 14:27

a-smurfs-343Мы уже задавались вопросом, можно ли создать полнокровный характер, если в распоряжении авторов, режиссера, актера всего лишь узенький «детективный» плацдарм, если герой все время находится в круге сугубо профессиональных забот, то есть беспрерывно ловит уголовников.

Мы даже склонялись к тому, что героя желательно показывать и в других ипостасях, например, в любви. Но вот приходит отличный актер и делом доказывает: можно ограничиться изображением одной лишь профессиональной деятельности. Ни в какой другой жизни Жеглов нам не показан, да и нет у него никакой другой жизни — ни семьи, ни любви. Он весь в работе, она и есть его жизнь — ив этом достаточное основание для решения поставленной художниками творческой задачи. И между тем какой сложный, какой неоднозначный характер предстает перед нами!

Заметим, что в этом случае неправомерен в принципе вопрос: положительный герой Жеглов или отрицательный. Жеглов добр и зол, даже жесток, душевно щедр и мрачно подозрителен, он может расположить к сентиментальности и выкинуть бестактную шутку с товарищем или быть недопустимо грубым с подследственном, который целиком находится в его власти. Жеглов убежден, что в борьбе с преступниками хороши все средства, лишь бы они быстрее приводили к цели. Цель благородна: избавить честных людей от убийц и грабителей. И разве не стоит ради этой цели подбросить кошелек в карман задержанному воришке, чтобы наверняка «расколоть» его? Эти приемы вызывают решительный отпор со стороны соратника Жеглова и его младшего друга Шарапова, и у нас нет никаких оснований усомниться в справедливости шараповских филиппик. Поначалу, кажется, что мы столкнулись с очередным вариантом «плохого» следователя, с дуэтом «плохого» и «хорошего». Но вдруг обнаруживается, что с Жегловым дело обстоит не так просто, а Шарапов в какой-то момент начинает выглядеть прямолинейным моралистом. Мастерство, проявленное В. Высоцким, в том и состоит, что его Жеглов всегда искренен, что противоречивые черты присутствуют в характере героя одновременно и словно вытекают друг из друга.

Его жесткость — оборотная сторона доброты, а предвзятость — ненависти к убийцам. Нет, мы не оправдываем Жеглова, но не можем не видеть, что его служебное рвение объясняется не поисками начальственной ласки. Кроме того, он не только бескорыстно предан делу, он еще и умеет его делать.

Он не только отважен, но и умен, находчив: именно Жеглов придумывает, как выручить Шарапова из, казалось бы, совершенно безнадежного положения. Зритель детективных историй не очень привык к таким несхематичным образам, но этим объясняется и всеобщий интерес к работе Высоцкого. И разговоры, которые после просмотра велись вокруг образа Жеглова, имели не авантюрно-детективное, а морально-этическое направление.

Можно и нужно задуматься: во что может развиться, если судить по фильму, такой характер, какие качества в нем возьмут верх? Несмотря на то, что в конце картины Жеглов совершает непоправимый поступок — убивает человека, который еще мог найти свое место в жизни, все же актер, пожалуй, намечает оптимистическую перспективу. А вот авторы экранизированного романа, видимо, замышляли и рисовали этот образ в более разоблачительных тонах. Усложнение характера экранного героя дает нам больше, заставляет нас размышлять. И еще один пункт надо записать в актив Жеглову. Он исторически достоверен. Со всеми своими ошибками, с кричащими противоречиями Жеглов весь там, в том времени, в тех тяжких послевоенных годах.