forex trading logo

Похожие новости

Главная История В самые мрачные годы
В самые мрачные годы
01.03.2015 15:39

a-smurfs-285Величественные руины давностью в четырнадцать веков свидетельствуют, что здесь народный гений утвердил своё имя в произведении могучем, вдохновенном. Здесь был храм «Бдящих сил» — трёхъярусный Звартноц, непревзойдённый образец армянского зодчества.

Здесь творили великие зодчие, художники, учёные, здесь пели вдохновенные певцы камней — армяне-каменотёсы.

В седьмом веке врываются арабы-мусульмане. Триста лет ожесточённой борьбы. Остались руины. Богатырские гнёзда. Следы страстей и славы богатырей сасунских. Здесь под звон мечей рождался эпос народа. Долго перекатывались опустошительные войны. Но народ возродил своё государство из праха камней и в десятом веке отстроил новую столицу Ани вместо Карса.

Но и ей суждено было погибнуть. Вот её руины. Это руины нашего Ренессанса, предвосхитившего на несколько веков Ренессанс в Италии. Здесь и в Киликии культура средневековой Армении достигла вершины. Её растоптали дикие орды монголов, сельджуков и турок-османов (народы-разорители).

Погибла армянская государственность. С тех пор народная картина «Мать Айастан» вошла в каждую семью как символ. Это — автопортрет народного горя.

Армения многострадальная. Шесть столетий. Шесть мрачных веков персидско-турецкого ига. Из плодородных равнин народ уходил в горы в поисках непроходимых мест. И здесь, среди обрывов и диких ущелий, рождались новые очаги непримиримой Армении. Здесь в суровых трудностях выковывались характеры крепкие, упорные. Врубаясь в горные пещеры, народ прятал свои храмы, реликвии. Здесь свято хранилось всё, что уцелело от тысячелетий: родная речь, письменность, знания.

Основоположник новой армянской литературы Хачатур Абовян в своей книге «Раны Армении» так описывал мрачную картину порабощения своего народа и в этой же книге указывался путь к избавлению. Он видел его в России. Пётр Великий первый протянул братскую руку Армении. Мужественный воин, вождь армянских повстанцев, поднявший народ против персидских поработителей, Давид Бек уже действовал, вдохновлённый Петром.

И хотя прошло сто лет, прежде чем армянские повстанцы встретились с русскими войсками в Армении, духовная связь армян с русским народом росла и крепла непрерывно. Освобождение Восточной Армении от персидско-турецкого ига и присоединение даже к царской России в начале XIX века было для армянского народа актом величайшего исторического значения. «Многое изменилось в мире, один народ сменит другой, но, пока живы армяне, они не забудут этого благостного счастливого дня», — писал Хачатур Абовян.