forex trading logo

Похожие новости

Главная История Второй центральный персонаж цикла
Второй центральный персонаж цикла
17.03.2015 17:27

a-smurfs-362Это тоже человек отменных душевных качеств, и многое из того, что можно сказать про Знаменского, относится и к Томину — та же человечность, то же расположение к людям.

Постоянное общение с отбросами общества не убило в нем этих качеств. Но в то же время Томин — прямая противоположность Знаменскому: человек взрывного темперамента, артистичная натура, постоянно подтрунивающий над собой и над окружающими. Если неторопливый Знаменский лучше смотрится за следовательским столом, то Томин ни минуты не может усидеть на месте. Он талантлив знанием самых разнообразных людей, он может вести беседу на равных в самых разных, порой несопоставимых аудиториях, при выполнении задания он может стать неотличимым от «окружающей среды». Вот он «работает» под уголовника в забегаловке, а вот он начинающий негоциант, приехавший в столицу из южных краев, чтобы ухватить малую толику столь необходимого в его нынешнем положении антиквариата. «Мне бы Сарьяна!»

Надо сказать, что и для роли Томина режиссер нашел идеального исполнителя. Все то, что я говорю про Томина, — это, конечно, в первую очередь заслуга Леонида Каневского. Правда, и авторы дали ему сильный драматургический материал, оригинальную речь, занятные поступки.

Временами возникает обстановка, когда с Томина слетает налет бравады, и тогда мы видим вдумчивого, еще молодого, но много видевшего человека, человека отважного, «незаметного» героя, как любят выражаться журналисты. Чтобы предпринять последнюю попытку спасти погубившего себя по дурости Багрова, он выходит на переговоры с бежавшим заключенным под дуло его пистолета, рискуя получить пулю в грудь и действительно получая ее. Реакция зрителей на финал серии «Побег», где Томина отправляют в больницу в критическом состоянии, была активной. Они категорически требовали оставить Томина в живых. Эта трогательная наивность еще раз доказала, что герой стал по-настоящему близок и дорог миллионам людей.

А вот третья треть знатоков, судебный эксперт Зинаида Кибрит, сыгранная Эллой Леждей, — образ, по-моему, не очень удавшийся создателям картины, во всяком случае, проигрывающий в сравнении с двумя другими. Конечно, сейчас Зиночка вписалась в групповой портрет, и вся троица выглядит неразделимой, а зрители даже принимают участие в ее личной судьбе и настойчиво рекомендовали авторам выдать ее замуж за, холостого Знаменского. Но не будь рядом Знаменского и Томина, этот образ вряд ли был бы замечен.