forex trading logo

Похожие новости

Главная История Западные авторы
Западные авторы
16.03.2015 15:01

a-smurfs-347Между прочим, именно в данном пункте проходит одна из линий, размежевывающих детектив западный с детективом социалистическим. У западных авторов фигура частного следователя или любителя-непрофессионала как раз главная — Шерлок Холмс у Конан Дойля, Эр- кюль Пуаро и мисс Марнл у Агаты Кристи, Ниро Вульф у Рексе Стаута, патер Браун у Честертона, лорд Уимси у Дороти Сайерс и т. д.

Представители власти, вроде сименоновского комиссара Мегрэ, нетипичны. Обращение к частному лицу дает иллюзию свободы в распределении справедливости по заслугам. Тот же Пуаро в «Восточном экспрессе», например, считает возможным сообщить властям вымышленную версию, чтобы выгородить подлинных убийц, так как понимает, что они подвергли заслуженной каре бесчеловечного гангстера, виновника гибели целой семьи, ловко вывернувшегося из лап официального правосудия, — жест, которого чиновник соответствующего учреждения не смог бы себе позволить. Более того, продажная полиция способна исказить истину, дать возможность настоящим преступникам выйти сухими из воды, а на их место подставить безвинных. Такая история, допустим, рассказана в романе австралийского писателя Д. Уотена «Соучастие в убийстве».

В «Шествии золотых зверей» мотивировку, похоже, удалось найти, но убедительно разработать свою находку авторы, к сожалению, не сумели.

Археологические раскопки где-то на окраине страны, скифские золотые украшения, попавшие в руки грабителей... Музейный работник оказывается перед выбором: сообщить ли ему в милицию о похищении бесценного клада или самому попытаться его вызволить. Не из честолюбивых устремлений не торопится Зимин в отделение. Он боится за судьбу уникальных сокровищ. Ведь при первых признаках тревоги преступники превратят украшения в слиток. «А слиток мне и даром не нужен!» Игорь Ледогоров изображает почти фанатика с горящим, мрачным светом глаз, для которого его профессия, его золотые звери дороже всего — даже женщины, даже жизни. Такие люди не могут не вызывать уважения. Но вот Зимин начинает действовать и — увы! — действует столь неумело, столь беспомощно, что волей-неволей начинаешь размышлять о степени умственной полноценности этого человека.

А ведь в «Шествии...» намечался нестареющий, лежащий в основе многих киносюжетов конфликт — мужественный человек борется против целой шайки. Герой, как правило, побеждает (вспомним «Белое солнце пустыни»), ну пусть не побеждает, но старается победить, делает для этого все возможное.

Конечно, в наши дни ситуация польского фильма «Закон и кулак», где банды свободно разгуливают по улицам городов и сел, исключается, но все же, может быть, авторы «Шествия...» и правы: не за каждым углом стоит постовой, и бывают случаи, когда приходится действовать самостоятельно, и уж тут-то надо проявить отвагу, находчивость, умение. Увы, сюжетные возможности оказались нереализованными.