forex trading logo

Похожие новости

Главная История Журнал National Enquirer
Журнал National Enquirer
22.03.2015 18:15

a-smurfs-497В качестве героини газетных статей и репортажей принцесса Диана была постоянной участницей жизни читателей, а ее история представляла собой «меганарратив», своеобразный экран, на который проецировались их фантазии.

Однако внимание прессы было направлено не только на знаменитостей, обладавших высоким социальным статусом. Журналы имели самую разную целевую аудиторию и удовлетворяли запросы читателей всех возрастов и уровней дохода, имеющих разные интересы и занимающих разное общественное положение. На вершине медиапирамиды находились журналы, принадлежавшие корпорации Conde Nast.

Спустя почти столетие после того как Наст превратил Vogue в библию богатых американцев, журнал и его зарубежные издания заняли иное, хотя и соотносимое с прежним, место в конструировании и рекламе притягательного для публики жизненного стиля. Vogue никогда не был посвящен исключительно моде. Это был своего рода каталог стилей, он создавал новые тренды и чутко улавливал направление развития культуры. Будучи классическим глянцевым журналом, американский Vogue под руководством Анны Винтур, уроженки Великобритании, пристально следил за высокой модой, не пренебрегая при этом и массовой культурой. Осуществляя директиву главного редактора Александра Либермана, Винтур заполнила журнал знаменитостями и сенсациями, отчасти ориентируясь на стиль коммерческих таблоидов.

Такой же коктейль составлял содержание и другого издания Conde Nast — Vanity Fair («Ярмарка тщеславия»). Название журнала отсылало к известному роману Теккерея. В межвоенный период журнал издавался коллегой Наста Фрэнком Крауиншилдом. В 1980-е годы он снова начал выходить в свет под редакторством еще одной уроженки Великобритании Тины Браун, впоследствии — автора скандальной биографии Дианы, принцессы Уэльской. Перед тем как уступить редакторское кресло Грей дону Картеру в 1992 году, Браун превратила журнал в храм гламура, где приносились дары на алтарь популярности.

Вместе с тем здесь печатались и профессиональные статьи, материалы журналистских расследований и провокационные фотографические работы.

Начиная с 1990-х годов и до настоящего времени в каждом среднестатистическом номере журнала можно было встретить рассказ о той или иной современной знаменитости, репортаж о каком-нибудь недавнем шокирующем преступлении, серию фотопортретов представителей медиаиндустрии, комментарии политических событий и статью, посвященную какой-нибудь полузабытой гламурной фигуре. На страницах издания с легкостью уживались преступники, кинозвезды, политики, художники, богатые невесты и финансовые магнаты, а место серьезных размышлений заняли сплетни. К началу 1990-х годов журнал превратился в фешенебельную версию таблоида National Enquirer.

Даже в зарубежных изданиях Vanity Fair чувствовалось наэлектризованное дыхание Манхэттена, для которого журнал стал своего рода библией, путеводителем, помогающим почувствовать пульс эпохи. Редакторы по-прежнему контролировали содержание публикаций, однако, несмотря на это, журнал заполонили статьи о знаменитостях шоу-бизнеса и поддерживающей их индустрии. О тесной связи с Голливудом свидетельствовало ежегодное издание специального выпуска, полностью посвященного приему в честь присуждения премии «Оскар» в Лос-Анджелесе. Некоторое время сотрудничавший с изданием британский журналист Тоби Янг утверждал, что блеск и сияние Манхэттена — это внешняя оболочка публичного пространства, пребывание в котором ведет к «разрушению личности или, по меньшей мере, к трансформации ее в нечто, мало напоминающее человека».